НАШИ ТЕМЫ
КЛБІ 2015

Доклады 2010
1.
Экклесиаст – едва ли не самая странная, «небиблейская» из всех библейских книг. Она находится на границе канона, причем ее место постоянно оспаривается с обеих сторон[1]. Герхард фон Рад, один из самых влиятельных библеистов XX века, писал, что Книга Экклесиаста очерчивает «самую дальнюю границу Яхвизма», какая только может быть найдена в Библии – одинокий голос с периферии иудейской религии. Авторитет этой книги был предметом острейшего спора между раввинистическими школами Гиллеля и Шамая в I в. н.э.: первые отстаивали ее каноничность, вторые отрицали. Книгу спасло от исключения из канона главным образом то, что она приписывалась царю Соломону, от имени которого говорит неизвестный автор (однако ни один современный ученый не поддерживает этой атрибуции). В дальнейшем, поскольку авторитет книги уже был установлен, она присваивалась разными толкованиями, подчас весьма аллегорическими. Так, прославление Экклесиастом веселья, еды и питья соотносилось в Средние века с таинством евхаристии, вкушения плоти и крови Христа[2].

Новый год – это один из тех праздников, которые совершенно безболезненно перекочевали из нашего советского прошлого в постсоветское настоящее. Пожалуй, это единственный праздник, под который в советскую эпоху не было подведено сколько-нибудь вразумительного идеологического базиса, и потому праздник этот имел черты всецело народного. Что же такое Новый год? В чем разгадка его живучести в общественном сознании?

Система праздников, принятая в той или иной культуре, в той или иной цивилизации всегда выполняет одну важную функцию: она структурирует время, наполняет временной поток определенным смыслом. Можно сказать, что система праздников является посредником между человеком и временем. Она помогает человеку осмыслить свое существование, но в то же время и снимает с него проблему самостоятельного решения вопроса о смысле жизни.

Праздник, как особенное, радостное время в жизни каждого человека, для христианина становится еще более возвышенным и торжественным, потому что он совершает праздник с Самим Творцом, со своим Господом. Собственно в этом и состоит смысл христианского праздника, и праздника вообще, - совершать празднование с Богом, и в этом торжестве соединяться с Ним. Ибо как можно назвать праздником то, что совершается человеком без Творца. Торжествует человек только тогда, когда его жизнь является созидательной, когда он вместе с Богом развивается, укрепляется, совершенствуется. Поэтому ставится вопрос: может ли быть человеческая жизнь созидательной без Творца вселенной? А отсюда мы спрашиваем следующее: может ли человек совершать праздник, удалившись от Бога – Источника и Начальника жизни? (Деян. 3: 15) И какой смысл может иметь праздник, совершаемый человеком без Творца, со своим несовершенством, слабостями и грехами.
 Милан Жуст, о.и. – Киев, 27 сентября 2010
 
Когда я узнал, что этот год посвящён теме «праздника», я задумался, с какого праздника я мог бы начать. В самом деле, есть очень много типов праздников, и они очень разнятся между собой. И затем я вспомнил, что начало данной конференции приходится как раз на день моего крещения.
Для нашей культуры не характерно особенным образом отмечать годовщину крещения, но для меня это день необычайно важный, хотя внешне я обычно не отмечаю его. Однако сила праздника не заключается лишь во внешних формах его выражения.

     Простор праздника – место, где священное вступает в размеренно текущую человеческую жизнь.
     Как говорит Писание, первые праздники (суббота, пасха, пятидесятница и др.) были указаны Самим Богом. Также Господом Иисусом Христом установлено празднование новозаветной Пасхи (Мф 26.26-28; Мк 14, 22-24; Лк 22, 19-20).

Поиск
Вход в систему
"Успенские чтения"

banner

banner