НАШИ ТЕМЫ
КЛБІ 2015

Один из самых красивых текстов о празднике, который я знаю, относится к пасхальным молитвам. Впервые я его услышал в соборе Нового Сада. В 1990-х годах, таких тяжелых для Сербии, епископ Бачский Ириней пригласил меня на празднование Пасхи. Я далеко не все мог понять в пасхальных литургических песнопениях. Я очень благодарен владыке Иринею за то, что он привлек мое внимание к этим словам:

Воскресения день и просветимся торжеством, и друг друга обымем, рцем: братие! и ненавидящим нас, простим вся воскресением, и тако возопиим: Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав.
 
«Простим вся Воскресением» – я никогда не забуду этих слов. И теперь, когда я получил приглашение принять участие в Успенских чтениях, посвященных празднику, я почти не раздумывал: «радость праздника как источник прощения».

Обратное, прощение как источник радости, мне было знакомо. Прощение доставляет радость, я это испытывал, и в Библии это часто встречается. Прощение – источник радости в притче о блудном сыне. В 50-м псалме Божье прощение обновляет радость спасения. Прощение Иосифом своих братьев приносит счастье всей семье, объединенной и примиренной.

Новым для меня было то, что праздник – это не только результат, но и источник прощения. «Просветимся торжеством»: радость праздника освещает наши сердца, расширяет их, делает нас способными назвать братьями и ненавидящих нас. А праздник праздников – Воскресение Христово: «Простим вся Воскресением».

Радость как источник прощения: может быть, это было новым для меня потому, что я вырос в западной христианской традиции. С детства прощение было для меня тяжелым и серьезным делом. Источник прощения – во Христе, умершем за наши грехи. Иисус на кресте прощает. Так прощать – не означает ли для нас соединяться с Христом распятым? Не в сопричастности ли Его страданиям мы находим силы просить прощения и прощать, чего бы это ни стоило?

Сначала пасхальная молитва открыла мне радость как источник прощения. Затем я отыскал и исследовал это и в Библии. Просветившись торжеством, я стал видеть то, чего прежде не замечал. Я бы хотел поделиться с вами четырьмя библейскими отрывками, где, как мне кажется, радость праздника является источником прощения.

 
«А если Христос не воскрес, вы еще во грехах ваших»

Апостол Павел написал христианам в Коринф: «Ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1 К ор 2:2). Для него нет сомнения: «Христос умер за грехи наши, по Писанию» (1 К ор 15:3). Эти стихи не единственные. Легко найти еще множество примеров, где Крест Христов является источником прощения грехов.

Однако кульминация того же Первого Послания к Коринфянам приходится на 15-ю главу, посвященную Воскресению. Апостол пишет: «Если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших» (1 К ор 15:17). Очевидно, что так настойчиво говоря о Кресте, апостол Павел неизменно видит Христа в свете Воскресения. Да, Он умер за наши грехи, но Воскресение открыло нам источник прощения.

Если бы Христос не воскрес, последнее слово осталось бы за убивающим грехом. Но последнее слово за Богом. Воскресив Иисуса из мертвых, Бог разрушил власть греха и смерти. Вот почему все в той же 15-й главе Первого Послания к Коринфянам апостол Павел запевает победную и праздничную песнь: «Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?» (15:55).

В следующем стихе апостол Павел говорит, что жало смерти – это грех. Но Воскресением Христовым Он лишил ее вредоносной силы. Воскресив Христа, Бог победил грех, вырвал жало, уничтожил его смертоносное действие. Грех человеческий убил Христа, Божия правда Его воскресила.

Таким образом, Воскресение открывает нам источник прощения. Почему же мы всё еще сосредоточены на грехах, на нашей и чужой вине, когда празднуем Воскресение Христово, которое уничтожило грех и смерть?

 
«Буду возвещать имя Твое братьям моим, посреди собрания восхвалять Тебя»

По свидетельству евангелистов Матфея и Марка, Иисус молился на кресте словами начала 21-го псалма: «Боже мой! Боже мой! для чего Ты оставил меня?» Согласно более таинственному свидетельству Послания к Евреям, Христос воскресший молится и следующими словами псалма: «Он не стыдится называть их братиями, говоря: возвещу имя Твое братиям Моим, посреди церкви воспою Тебя» (Евр 2:11-12).

Первая часть 21-го псалма – это сетование покинутого, осмеянного и гонимого человека. Все окружающие видятся ему в образах грозных животных: единорогов, львов, псов. В скорби он кричит: «Спаси меня, Господи!» И вдруг он может сказать Богу: «Ты отвечаешь мне» (мне кажется, что именно так следует переводить последнее слово 22-го стиха: anitani).

Когда Бог слушает и отвечает, сетование превращается в хвалу. «Буду возвещать имя Твое братьям моим, посреди собрания восхвалять Тебя» (Пс 21:23). Среди тех, кого псалмопевец называет братьями, есть и те, кто прежде покинул и посмеялся над ним. Что позволяет это утверждать? Псалмопевец говорит: «О Тебе хвала моя в собрании великом» (стих 26). В этом великом собрании народа Божьего несомненно находятся и те, кто не пришел к нему на помощь, кто, может быть, даже участвовал в его преследовании. Но в радости спасения он не ограничивает своего призыва восхвалять и праздновать – «да едят бедные и насыщаются» (стих 27). Он со- зывает на праздник «все концы земли» и «все племена» (стих 28).

Послание к Евреям призывает нас слушать Сына Давидова, Иисуса Христа, поющего этот псалом. Когда Воскресший говорит «Возвещу имя Твое братиям Моим», Он называет «братьями» и тех, кто покинул и отверг Его. В великой радости Воскресения Он ни на кого не держит обиды. Как говорит Послание к Евреям: «Он не стыдится называть их братиями». Он вполне мог бы упрекать учеников в неверности, сказать в свою очередь: «Я вас не знаю». Но Он называет их братьями.

Одна деталь в рассказе о Воскресении в Евангелии от Матфея подтверждает это. Тогда как ангел говорит женам-мироносицам: «Пойдите скорее, скажите ученикам Его...» и т.д. (Мф 28:7), Иисус воскресший им говорит: «Пойдите, возвестите братьям Моим...» и т.д. (стих 10). Называя братьями, он заверяет их в Своем прощении. Он «всё прощает Воскресением».

Живя радостью Божьей, Христос не упрекает приговоривших Его. Он не является ни перед первосвященниками, ни перед Пилатом, чтобы указать на их вину. Воскресение – это не месть.

Но более того, со дня Пятидесятницы апостолы и все свидетели Христовы в свою очередь несут до самого края земли приглашение Христа разделить Его радость. В день Пятидесятницы апостол Петр резко говорит: «Вы распяли Иисуса». Но, когда те, кто слушают его, «умилились сердцем» и спросили, каким судом будут судимы за свою вину, Петр, вдохновляемый и наставляемый Святым Духом, уверил их в Божьем прощении и приглашении Христа воскресшего разделить Его радость (Деян 2:36-39).

В своей проповеди в Пятидесятницу апостол Петр вложил в уста Иисуса слова 15-го псалма: «возрадовалось сердце мое и возвеселился язык мой» (Деян 2:26 и Пс 15:9). Духом Святым живой Христос присутствует посреди собрания, Церкви, человечества как тот, кто радуется и поет. Его радость выливается в подаренное прощение. Не становимся ли и мы, присоединяясь к Его радости и пению, способными «называть братьями и ненавидящих нас»?
 
 
«Радуйтесь, кротость ваша да будет известна всем человекам»

Хорошо известен отрывок, где апостол Павел призывает христиан-филиппийцев к радости. «Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь» (Флп 4:4). Господь есть Христос воскресший, и Павел призывает верующих разделить его радость.

В предшествующих стихах вопрос о напряжении или конфликте между двумя дорогими Павлу сотрудницами Еводией и Синтихией. Он просит друга помочь им обрести согласие. Он связывает это с радостью Христа воскресшего как истинным лекарством от их проблемы.

Апостол Павел прибавляет к своему приглашению радоваться этот призыв: «Кротость ваша да будет известна всем человекам. Господь близко» (Флп 4:5). Радость – источник кротости, доброты, снисходительности, прощения. Богатство выражения to epieikes, используемого здесь, нелегко передать. Epieikeia часто противополагается akribeia: epieikeia – снисходительный и умеренный суд, благосклонность, доброта, кротость.

Уныние может способствовать резкому и суровому взгляду на других. И наоборот, глубокая радость, которая позволяет Христу воспевать и пробуждать праздник в наших сердцах, делает нас способными закрыть глаза на совершенные нами ошибки. И радость становится источником прощения.

 
«Надобно было радоваться и веселиться, что брат твой был мертв и ожил,
пропадал и нашелся»

В притче блудный сын обретает радость в празднике. Увидев сына еще издалека, отец бежит и падает ему на шею, обнимает его и прощает прежде, чем сын успевает попросить прощения.

«Сжалившись» (Лк 15:20), отец прощает. Жалость, конечно, но не огромное ли счастье отца от обретения сына живым делает прощение таким несомненным, что у отца даже не возникает вопросов? «Станем есть и веселиться, ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся» (Лк 15:23-24). Жалость, нежность и радость праздника связаны между собой, следуют друг за другом.

Пример старшего сына показывает, как трудно, даже невозможно бывает простить без радости праздника. Он не может согласиться с несправедливостью прощения. (Вспомним, как Исаак Сирин говорит, что не надо называть Бога «справедливым», так как Его прощение порой кажется несправедливым.) Тогда как старший сын упорно трудился, его брат расточил половину семейного достояния, и вот, его приняли обратно и устроили праздник c музыкой и танцами!

Отец просит своего старшего сына прийти на праздник. Он настаивает: «Надобно было радоваться и веселиться, что брат твой был мертв и ожил, пропадал и нашелся». То, чем недоволен старший сын – неуместный, как ему кажется, праздник – может также помочь простить. Я спрашиваю себя, не знал ли отец заранее, каким трудным может быть примирение между братьями, и не предполагал ли, что только радость праздника может сделать примирение возможным? За едой и питьем, песнями и танцами и старший сын перестал бы защищаться, позволил бы говорить своему сердцу…

 
Радость как подвиг

Последний пример показывает, что радость праздника может требовать больших усилий, быть подвигом, преодолением. Радость, которая есть источник прощения, не поверхностна. Она предполагает самоотречение, по слову Иисуса: «Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее» (Лк 9:24)

Мне кажется, что Ницше был прав, критикуя ressentiment (злопамятство, злоба), который культивировался в широких областях исторического христианства. Радость, освобождающая душу от злопамятности и озлобления, радость, которая может стать источником доброты, благосклонности и даже прощения, наиболее близка к учению Иисуса. Она требует усилий.

Радость как подвиг встречается и в «Дневниках» Папы Римского Иоанна XXIII. Он записал во время реколлекции, когда готовился к принятию сана диакона (с 9 по 18 декабря 1903 года): «Я должен всегда и неизменно оставаться радостным, ни на мгновение не отказываясь от умерщвления себя. Самолюбие парализует развитие духа и вселяет уныние».

«Оставаться всегда и неизменно радостным» это все, что угодно, только не простой путь. Возможно ли это вообще? Может, не для всех. Но это решение будущего Папы Римского Иоанна XXIII звучит как ответ Ницше на критику ressentiment. Радость освобождает дух, освобождает в том числе и для прощения, тогда как уныние идет рука об руку с самолюбием, злопамятностью и невозможностью прощать.

Несколько лет назад один молодой человек из Чада провел некоторое время в Тэзе как волонтер. Он потерял отца в семь лет. Его отец был убит при режиме диктатуры. Этот молодой человек писал: «Я жил с дядей с отцовской стороны далеко от своей матери. После смерти отца я пережил трудные моменты. Я хотел отыскать родительскую любовь, которой мне не хватало с детства. Тогда я старался радоваться, выражать радость в противовес страданию. Я пытался всегда быть счастливым и приветливым с друзьями. Я говорил себе: «Я не хочу быть один. Именно радость порождает дружбу и дает мне любовь. А еще она дает мне силы забыть прошлое. Я открыл, какое значение имеет радость в конфликтных ситуациях. Она исправляет наши ошибки и помогает забыть необдуманные поступки прошлого».

 
Праздник ценою жертвы?

Но остается сомнение. Искать источник прощения в празднике, не легкомысленно ли это, не умаляет это ли серьезности прощения? В радости праздника вина может забыться. А как же долг памяти? Возможно ли вправду «простить вся Воскресением»?

В известном отрывке Ницше противопоставляет Диониса и Распятого. «Дионис против Распятого – вот антитеза. Это не различие относительно мученичества, просто мученичество здесь имеет иной смысл». Дионис тоже жестоко страдает, но это страдание оправдывается избытком жизни, неотъемлемой частью которой являются «мука, разрушение, воля к уничтожению».

Праздник Пасхи, несомненно, имеет нечто общее с избытком жизни, который ищет Ницше. Но Пасха не затмевает креста, она озаряет его новым и неожиданным светом. Празднуя в Пасху Жизнь в полноте, мы не оправдываем страданий невинного, страданий Христа. Но мы их вспоминаем. И признаём в даре Его жизни, в любви, которой Он любит до конца, предвестник и источник праздника.

Ницше не принимает именно настаивания на невинности страдающего. Он пишет: «Страдание, распятый как “невинный” служат аргументом против самой жизни, формулой ее проклятия». Ницше хочет праздника жизни без Креста, потому что несправедливое страдание Христа неотвратимо и до конца времен ставит вопрос, зачем страдают невинные.

Христос пришел не для того, чтобы нарушить человеческий праздник. Но то, что языческий праздник исключает – память невинных жертв, сострадание даже врагам, – праздник христианский в себя включает: «Рцем: братие! и ненавидящим нас».

Любой праздник может заставить забыть зло, хотя бы на время. Но настоящим источником прощения может быть только та радость, которая не исключает грусти, но превосходит ее: печаль, переходящая в радость. Иисус говорит о радости Воскресения: «Печаль ваша в радость будет (...) Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас» (Ин 16:20 и 22). Об этой радости отец Александр Шмеман пишет в «Дневниках»: «Христианство вошло в мир как радость. Не только радость о спасении, но спасение как радость. […] Бог спас мир радостью».
 
 

Доклад был прочитан на международной богословской конференции
"Успенские чтения"
в Киеве 28 сентября 2010 г.

 

Смотрите видеозапись этого доклада на нашем сайте:

 

Брат РИШАР (Тэзе).

"Радость как источник прощения"

 

  

А также Вы можете найти этот доклад в сборнике "Праздник: благодарение, освобождение, единение" из серии "Успенские чтения".

Прикрепленный файлРазмер
загрузить как doc61.5 кб
загрузить как pdf299.97 кб

Поиск
Вход в систему
"Успенские чтения"

banner

banner