НАШИ ТЕМЫ
КЛБІ 2015

Долго думая, как озаглавить этот текст, на который меня вдохновило участие в Киевском летнем богословском институте, я вспомнила разговор с Констанцой Бурлаку, которая, по моему мнению, подобрала идеальное определение того, что собой являют ежегодные собрания "Летающей Общины".

Так почему же "праздник человечности"? Не знаю, удастся ли мне ответить на этот вопрос настолько полно, как я это чувствую. Скорее всего нет, поскольку та многогранность впечатлений, полученных мною за неделю участия в летнем институте, вряд ли поддается выражению в словесной форме. Речь идет об опыте, который можно было бы охарактеризовать известным нам понятием "во сто крат", ибо каждая минута была наполнена бездонным смыслом и невероятной красотой – красотой общения, познания, дружбы.

Да, именно слово "красота" приходит мне на ум, когда я думаю о тех людях, с которыми посчастливилось познакомиться во время КЛБИ. Абсолютная, безраздельная красота, совершенно простая, не нуждающаяся в признании, но тем не менее поражающая в самое сердце. Эти люди красивы внешне, красивы в своих словах и поступках, в своем внимании и доброте к другим, терпении и готовности к жертве на благо других. Они красивы в выражении своих мыслей и суждений, в своей честности и прямоте, искренности и доброжелательности; красивы своими знаниями и талантами, своей открытостью и непосредственностью, своим трепетным отношением к Тайне другого человека...

Этот перечень можно было бы продолжать еще долго, но подытожить его я могла бы одним словом, многократно прозвучавшим на лекциях уважаемого Александра Семёновича Филоненко. Это слово "нежность". Все люди, которых я встретила в Лышне, необыкновенно нежны. И эта нежность, совершенно обезоруживающая, мощной волной захлестнула меня, проникла прямо в сердце и наполнила его до краев. Эффект, который был ею произведён, сравним для меня с Таинством Елеосвящения, призванным исцелить человеческую душу и тело от болезней и страданий. В самом деле, человеческая нежность, свидетелем которой я стала, как благоуханный елей растеклась по моему сердцу и оздоровила его.

Проявлением нежности был разговор признанного преподавателя философии и тринадцатилетнего мальчишки, которые общались на равных. Нежностью были пропитаны вопросы двух незнакомых людей, движимых подлинным интересом и искренностью, а не правилами приличия, полагающимися при знакомстве. Нежность улавливалась во взгляде детей на своих "вожатых" (в кавычках, поскольку было обусловлено отказаться от этого термина) и vice versa – во взгляде "вожатых" на детей и в их отношении к ним.

Я также увидела непередаваемую словами, совершенно очаровательную нежность общения детей с Богом. Ненарочито серьёзное звучание детских голосов во время вечерней молитвы сочеталось с беспрецедентным нонконформизмом в поведении: после службы, во время подведения итогов дня, дети устраивались в часовне как им было удобно (лежа/сидя на полу или на руках у товарищей, сидя, иногда даже стоя – бывало и такое – на подоконнике). И это было настолько естественно и настолько прекрасно! Бог в детском восприятии из могущественного высшего существа, карающего за проступки, превращался в их близкого друга, которого они всецело уважают и любят, поверяют свои тайны и просят помощи в трудные минуты. В такие моменты мне хотелось остановить время, чтобы как можно дольше продлить ту фантастическую атмосферу.

Исключительно прекрасная традиция, практикующаяся после вечерней молитвы с детьми – подведение итогов дня рассказами о чёрной и белой жемчужине. Белая жемчужина – нечто позитивное, более всего запомнившееся за день; чёрная – то, чего не хватило или нуждавшееся в улучшении. Мне безумно понравилась эта идея и то, с каким воодушевлением произносились детьми слова о самых приятных моментах прошедшего дня. Надо отметить, что чёрной жемчужиной для всех детей по большой части были сожаления о том, что время в Лышне идет слишком быстро и они не успевают воплотить задуманное (дописать третью икону, доделать мозаику...), или же они грустили за людьми, которые уезжали, будь то их товарищи-сверстники или взрослые.

Для меня те минуты были наполнены особым смыслом. В словах детей было заложено столько жизненной мудрости, которая заключалась в простых и в то же время очень важных вещах. Ведь как нелегко иногда вспомнить нам о том, насколько драгоценно время и люди, находящиеся рядом с нами, каждый со своей неповторимой тайной. В большинстве случаев мы тратим время на взгляд внутрь себя, стараясь расшифровать собственную тайну, забывая при этом обращать внимание на тайну другого человека. Но здесь мы делаем большую ошибку, ведь нашу личную тайну нам помогают раскрыть именно те, кто находится вокруг нас, в большей или меньшей мере являясь нашим собственным отражением. Благодаря детям, я вновь напомнила себе об этом.

Мне кажется, что идеи авторитета, свободы и служения, излагаемые во время лекций, сразу же находили свое выражение в лышнянской реальности. Идеальный пример здорового авторитета просматривался во взаимоуважении докладчиков и слушателей, в толерантности атмосферы, в которой происходила дискуссия. Тот же пример авторитета наблюдался и в детском коллективе, когда каждое слово преподавателя безукоризненно принималось во внимание и с энтузиазмом воплощалось на деле. Не могу не вспомнить о двух любимых детских "авторитетах"  ̶  Мише Фадееве и Роме Шешенине, которые так вдохновенно и самоотверженно делали все, чтобы детям запомнилось пребывание в летнем институте.

Духом свободы в Лышне было насквозь пропитано решительно все: абсолютная свобода мысли и самовыражения, полное отсутствие подчинения нормам конвенциональной морали в общении детей со взрослыми, свобода в поведении, высказываниях и желаниях. Пример идеального служения также был вездесущ на протяжении всего КЛБИ. Он нашел свое выражение во многих аспектах. В частности, я была поражена самоотверженностью организаторского состава во главе с Константином Борисовичем Сиговым, который с такой любовью и невероятным спокойствием, с той самой безусловной нежностью нес на своих плечах нелегкий груз организационной работы. Надо сказать, что Константин Борисович продемонстрировал совершенно экстраординарную душевную организацию, ведь с каким достоинством, с какой стойкостью он перенес случившееся с его сыном Алексеем. Можно только догадываться, какие чувства переполняли его, и как болело отцовское сердце.

Таким же прекрасным примером служения представляется работа Татьяны Георгиевны и ее помощниц с их искренним и беззаветным желанием всех накормить самыми вкусными яствами. Не могу не привести еще один пример, который наилучшим образом иллюстрирует понятие служения в коллективе КЛБИ. В день нашего с Юлей, Од и о. Дени отъезда очаровательный мальчишка Никита Пономарев собственноручно приготовил и снабдил нас дорожным пайком. От такой трепетной заботы моя душа была готова разлететься на миллион микрочастиц.

​Очень красивым событием КЛБИ было собрание ассамблеи на экваторе пребывания в Лышне. Каждый, кто хотел взять слово, имел возможность выступить перед аудиторией со своими впечатлениями, пожеланиями и предложениями. Пожеланий и предложений не последовало, зато последовали слова восхищения и благодарности. Казалось, вполне логичная реакция на происходящее. Но это было настолько ценно, настолько осмысленно. Каждое слово, произнесенное в тот вечер в той аудитории, эхом отзывалось в моей душе. Я была до глубины души тронута словами маленького, но уже настоящего мужчины, Георгия Липартелиани, который с невероятной искренностью рассказал, как он восхищен дружбой между Ромой и Мишей. Этот взгляд ребенка, это внимание, обращенное на настоящую мужскую дружбу, и есть еще одним примером внимания к Тайне, примером жажды к восхищению окружающим миром, еще одним примером уже много раз упомянутой здесь нежности. В те минуты экзальтация чувств достигла высочайшей степени, и я уже не могла сдерживать слезы. Но потом показалась Ева в костюмчике леопарда и сквозь слезы пробилась самая живая и всепоглощающая улыбка.

В завершение хотелось бы сказать, что для меня Лышня была очень особенным опытом. Она многое помогла понять, что-то подтолкнула переосмыслить. И я бесконечно благодарна Богу за такой подарок. Единственной моей черной жемчужиной за все время КЛБИ было то, что не получилось ближе познакомиться со всеми его членами, но я питаю большую надежду наверстать упущенное в следующем году.

Спасибо всем Вам за чудесно проведенное время: организаторам за прекрасную инициативу, лекторам за интересные и содержательные лекции, участникам за непревзойденную дружескую атмосферу. Каждый из Вас как то море, которое Джуссани видел в своем лучшем друге. Обнимаю всех ❤️

Источник

Поиск
Вход в систему
"Успенские чтения"

banner

banner