НАШИ ТЕМЫ
КЛБІ 2015

И прежде всего, как и во время предыдущих поездок, память уже волнуется, как только самолёт, пересекая польскую границу, начинает перелёт над Украиной. В памяти теснится столько воспоминаний, среди которых великие учителя хасидизма, голоса Бабеля, Целана, Гроссмана — на фоне беспросветных трагедий XX века. Сейчас вновь неуверенность угрожающего политического положения, грохот войны на восточной границе. Однако мы найдём несколько дней, чтобы сосредоточиться на теме communio-koinonia. На конференции по этой единственной теме будет вестись разговор о будущем, о мире и примирении. Тогда как наша прекрасная Франция пережёвывает пессимизм и пятится в будущее...

Первый образ: долгое время на Майдане, куда нас повёл Алексей Сигов перед открытием чтений, в субботу после полудня. Это время, как мне кажется, было неотъемлемой частью этой встречи. Алексей рассказывает нам о рвении, страхе, смелости, братстве, которые были пережиты здесь в трёхмесячном порыве, вне всякой идеологии, и которые разделял он сам. Украшенные кресты по периметру площади напоминают об уплаченной цене, но не говорят о мстительном героизме. Они безмолвно подтверждают, что общество живо только тогда, когда его члены готовы платить собой за отказ от лжи и рабства.

Второй образ: вечер с епископом Львовским Филаретом, который начал с того, что повёл нас к совершенно новой церкви, строительство которой было его почином. И там также — прекрасный знак доверия, расцветшего в последовавшей общей трапезе. Мы уже целиком в нашей теме это общение, koinonia, переживаемое как естественная реальность, непринужденно согласованная с тем нашим общим свойством, что все мы здесь крещены, ученики Христовы, несмотря на все расколы и обиды. Очевидно, главное — богословское размышление, которое займёт последующие часы. Но случается, что уже с самого начала оно, сверх слов, обозначено некоторыми неопровержимыми жестами: пылким взаимным приветствием, праздничным обедом вместе. Христианская простота, в которой воплощена духовность.

Слева направо: Лидия Лозовая, аббат Мауро Лепори,
Алексей Сигов, Анн-Мари Пельтье у памятника святителю
Петру Могиле перед зданием Киевской Духовной Академии,
Святая Успенская Киево-Печерская Лавра

«Блаженны званые на брачную вечерю Агнца», — говорит Откровение. Это не мифологическое видение. Это то, что мы предвкушаем уже теперь, когда соглашаемся признать, из какого общего источника мы рождены, чтобы радоваться нашим различиям, а не сторониться друг друга из-за них. В этот вечер мы начали взаимное отождествление, одни — будучи уже знакомыми с Успенскими чтениями, другие — будучи их новыми участниками, присоединившимися благодаря неутомимой энергии Константина Сигова (среди них была и я). Этот впечатляющий опыт будет давать о себе знать и завтра. Для меня, прибывшей из Западной Европы, уже то, что я вижу здесь вместе представителей таких центров экуменического труда, как Шевтонь, Тэзе и Бозе, — весьма радостное выражение communio. Мне понадобится помощь переводчиков, чтобы оценить отвагу мостов, переброшенных между нами в эти дни из Восточной Европы.

Третий образ: собрание на могиле митрополита Владимира перед торжественным открытием Чтений в Лавре. Он должен был встречать нас. Теперь, спустя несколько минут, нас примет митрополит Онуфрий, его преемник. Таинственный знак koinonia, превышающий наше восприятие. Смерть лишает нас живого присутствия, но надежда служит нам залогом — невидимым, но вполне реальным — того, что в глубинной истории нашей жизни связи таинственным образом остаются деятельными и плодотворными.

Рассказывать о последующих днях — значит вспоминать подробности общения, в котором тонко переплелись имена отцов Церкви с именами современных богословов, сочетая «под одной крышей», как прекрасно выразился брат Ришар словам брата Алоиза, разные поколения и многочисленные конфессии. Действительно, общение, communio, должно продвигаться вперёд благодаря труду превращения его в слова, рассказы, требовательные дискуссии — в труд, способный выковать такое признание, которое прочнее памяти, раненой предубеждениями, а порой и болезненными обидами. Но в то же время это общение утвердилось как действительность, которая, повторюсь, несёт в себе простоту и телесную глубину жизни.

Именно в конкретной истории совершенно неожиданной встречи воплотился проект русского перевода моих Библейских чтений, презентация которых состоялась во время Чтений. Это даёт мне возможность вспомнить невероятную игру обстоятельств, которая свела меня в 1990-е годы с Натальей Сахаровой и её мужем Игорем из Ленинграда/Санкт-Петербурга. Это было после их встречи с кардиналом Люстиже, для которой он сам перехитрил КГБ, чтобы разделить трапезу с христианами, во время своего путешествия в СССР в 1989 году. Если бы не эта цепь непредсказуемых событий, я не имела бы счастья познакомиться с Константином Сиговым, его семьёй и друзьями. И я не разделила бы с ними этих дней в Киеве, которые укрепляют в моей душе уверенность в том, что мощь Духа, делающая Церковь единой, непреодолима. Пусть даже Его действие замедляют наша косность и сопротивление. Странно терпение Божие... Но таков tempo lento, медленный ход роста и сближения, духовных реалий. Пережить это в эти дни на украинской земле, и к тому же в этот час её истории — это очень драгоценный знак. В то время, когда разделяющее насилие, убийство, уничтожение людей стремятся снова править историей Украины, мы только что стали свидетелями — вместе, друг для друга — братства, способного возродиться среди разделений, заложенных в нашу историю и менталитет. «Если Бог за нас, кто против нас?» (Рим. 8). Даже если это наша неверность и наш грех против единства...

Но нам следует бодрствовать над тем, что посеяно в эти дни. И самое главное — отдать всё в руки Всевышнего, уже чувствуя трепет от действия благодати, обещающей полноту общения.

С французского перевёл Дмитрий Каратеев

 

Киево-Печерская Лавра

Поиск
Вход в систему
"Успенские чтения"

banner

banner