ЭТО БЫЛО В РАЮ…

Рассказчик: (обращаясь и к детям, занятым в спектакле, и к зрителям, заполнившим зал) Рассаживайтесь поудобнее, друзья мои, ипослушайте удивительную историю, с которой началось буквально всё.

            Дети садятся на траву и слушают. Рядом с ними лежат маски птиц и зверей. Здесь же венки, сплетенные накануне, которых до поры не надевают.
Рассказчик: Итак… «… Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя, и не было человека для возделывания земли, но пар поднимался… и орошал землю. И создал Всевышний человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и человек обрел живую душу…» Ну, кто у нас человек?
Адам: Это я…
Рассказчик: Это не просто человек, а самый первый человек на земле, созданный самим Богом по образу и подобию Своему. Ну, что ж, Адам, я даже не знаю, во что тебя нарядить? Тем более, что костюма у тебя никакого не было. Правда, и раздевать тебя мне не хочется. Тем более после всего, что происходило в Эдеме… Ну, да ладно, вот тебе наряд, придуманный великим сказочником Андерсеном для одного короля, а остальное ты как-нибудь сам додумай.

Адам: Спасибо…(Делает вид, что наряжается).
 
Рассказчик: Адам у нас есть. Теперь продолжим нашу историю… На чем я остановился? А… вот на чем… «И взял Бог человека и поселил его в саду Эдемском, чтобы этот человек, Адам, возделывал и хранил его…» Но время шло… «И сказал Господь: нехорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника». И создал Бог из земли всех животных полевых и всех птиц небесных… (обращаясь к ребятам) Ну-ка, наденьте маски. (Дети надевают маски и превращаются в зверей и птиц) Так. Теперь вы животные… Покажите-ка на что они способны…
(обращаясь в зал) Что тут началось… Вокруг Адама бегали, летали, ползали, плавали сотни, тысячи зверей, птиц, насекомых, созданных Творцом. Адам гладил их по шерсти, ласкал, угощал плодами, растущими в райском саду… Впрочем, не всякого зверя, не всякую птицу можно было приручить, поймать, потрогать. Некоторые попыткиподружиться с животнымиоканчивалисьукусами, царапинами и другими неприятностями.Хотя Адаму очень хотелось поделиться с ними своей нежностью.
Порой возникали ужасные недоразумения.

Адам: (громко обращаясь к одному из животных) Эй, дружок, подойди-ка! Я угощу тебя вкусными ягодами! ( На этот призыв к нему сбегаются все звери… Адам недоумевает)
Да нет же! Я не вас имел в виду…
 
Звери: (хором) А кого?!
Адам: Ну такого… С ушами.
Осел: (с надеждой) Меня?
Адам: Нет… Я имел в виду такого… С маленьким хвостиком… (звери проверяют свои хвостики)
Медведь: (радостно) У меня маленький хвостик! Значит, ты позвал меня!
Адам: Да нет же! Он еще прыгал… (вздыхает) Впрочем, берите ягоды. Этот ушастый все равно убежал. Трусливый какой-то…
Рассказчик: Адам вздыхал, ему было грустно. Тогда он, чтобы всем стало весело, начинал сочинять песенку…

Адам: (в творческих муках, но вдохновенно)
 
                                               В траве сидел… этот самый…
                                               В траве сидел… Ну, этот…
                                               Совсем, как огуречик, зелененький он был…
                                               Представьте себе, представьте себе, совсем, как огуречик,
                                               Представьте себе, представьте себе, зелененький он был.
 
                        Он ел одну лишь травку,
                        Он ел одну лишь травку,
                        Не трогал и… ну, эту самую…
                        И … с этими самыми дружил…
                        Представьте себе, представьте себе, не трогал … эту самую,
                        Представьте себе, представьте себе, и с этими дружил…
 
                                               Но тут пришла… Ну, эта!
                                               Но тут пришла… вот эта,
                                               Прожорливое брюшко…
                                               И съела… вот этого самого…
                                               Представьте себе, представьте себе, но тут пришла вот эта…
                                               Представьте себе, представьте себе, и съела вот его…
 

Мда! Что-то не получается! Лирические герои очерчены слабовато. И слов, почему-то, недостает. (Замечает какого-то зверька и подзывает его)
Привет! Иди сюда! (зверь подходит ближе) Ну, как тебе моя песенка?
Зверек: (вежливо) Просто нет слов!
Адам: Это точно!Давай знакомиться! Меня зовут Адам.
Зверек: Очень приятно!
Адам: Мне тоже очень приятно. Но как тебя зовут?
Зверек: Не знаю! Обыкновенная зверушка!
Адам: (обиженно) Э! Да ты просто не хочешь со мной знакомиться.
Зверек: Очень хочу. Но я, правда, не знаю, как можно познакомиться. У меня же нет никакого имени!
Адам: (удивленно) Как это? А почему?
Зверек: Я и сам не знаю. Обидно.

            Тут появляются другие звери и птицы… Стоит сплошной гогот, блеянье, ржанье и всеобщий шум…
 
Первый зверек: (всем остальным) А давайте сыграем в прятки!
Второй зверек: Ой, как интересно! Давайте!
Третий зверек: А кто будет водить?!
Четвертый зверек: Кто спрашивает, тот и водит! Тут такие правила!
Третий зверек: Ладно. Вы прячьтесь, а я начинаю считать… (зажмуривается) Раз, два, три, хвостик убери, три, четыре, держи крылья шире, три, четыре, пять – я иду искать, кто не спрятался, я не виноват! (Начинает искать. Ищет, вынюхивает) О, какой интересный запах! Шанель номер пять! (Замечает кого-то из зверей) Тра-та-та за этого… за зубастого…
Один из зверей: За меня?
Водящий: Нет! За шерстистого!
Второй зверек: За меня?
Водящий: Нет-нет! За большого!...
Все: Ну, нет! Ничего не получается! Никакой игры не выходит! 

                        (все поют песенку на мотив «Крутится, вертится шар голубой»)

                        Снова шагает по райским садам,

                        Песни слагает красивый Адам,

                        Чешет в сомненье затылок и грудь,
                        Ох, и непрост его творческий путь…
 
                        Крутятся символы на языке,
                        Вертятся звери в траве и в песке,
                        Долго скучает звериная рать –
                       Ни порезвиться, ни в прятки сыграть!
 
Рассказчик: Такие вот дела! Но, несмотря на некоторые досадные недоразумения, Творец внимательно следил за тем, что происходит в раю. Время от времени рядом с Адамом появлялся ангел, чтобы узнать о его пожеланиях, как говорится, из первых уст.
Ангел: Ну, Адам, говори, не стесняйся… Может быть, у тебя есть какие-нибудь предложения или просьбы. Скажем, относительно ассортимента растительной пищи.
Адам: Нет, нет… Еды хватает. Спасибо. А вот в смысле общения. Тут не совсем хорошо.
Ангел: (записывая слова Адама в блокнот) Хорошо.
Адам: Нет. Как раз, нехорошо…
Ангел: Я не в этом смысле. Ты меня совсем запутал. Я говорю: «Хорошо!» То есть, передам! Мол, так и так: Адаму не хватает общения!» Я тебя правильно понял?
Адам: Угу!
Ангел: Не мычи, пожалуйста. Ты же не эта, как ее? Ну, с рогами… Ну, у нее еще вымя есть… Ну, которая молоко дает…
Адам: Кому дает?
Ангел: (зрителям, ухмыляясь) Во дает! Кому, кому!? Детенышам своим! Тебе – для разнообразия рациона.
Адам: Но тут многие молоко дают. И те, которые мясо едят, и те, которые траву…
Ангел: Ты мне зубы не заговаривай. Ишь, раскудахтался, как эта… Ну, которая яйца несет…
Адам: (недоумевая) Куда несет?
Ангел: Куда надо, туда и несет! Ладно, некогда мне тут с тобой. Я полетел… Как говорится, одна нога здесь, другая – там. Пока! Чуть что – зови!
Адам: (ангелу вслед) Счастливого полета! (В задумчивости) Вот точно знаю, что чего-то недостает, а чего, сам не знаю…
 

            Звери и птицы вновь сбегаются и слетаются на сцену. Они поют.
 
Животные:  
                        Медленно минуты уплывают прочь,
                        Хоть и не придуманы часы…
                        Но в разгадке тайн не могут нам помочь
                        Ни хвосты, ни гривы, ни усы.
Адам: Что это они такое поют? 
 

Животные: (продолжая песню)
 
                                   Скатертью, скатертью
                                   Райский сад стелется
                                   И упирается прямо в небосклон…
                                   Каждому, каждому
                                   В лучшее верится –
                                   В приобретение кличек и имен.
 
Адам: (Обращаясь к животным) Что вы сказали?
Звери: Иго-го! Мяу! Гав-гав! Му-у! Иа, иа! Чик-чирик! Р-р-р! Бе-е! Ме-е!
Адам: Ничего себе! Попробуй во всем этом разобраться!..
Рассказчик: Разобраться в этом было, действительно непросто. Но Творец не переставал заботиться об Адаме. Он понимал, что в раю ему было одиноко. «Господь Бог привел животных к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей…» Посмотрим, что из этого получилось…
Ангел: (подавая команды животным) Звери, птицы! Становись! Да остановитесь же! Море волнуется раз, море волнуется два, море волнуется три! Морская фигура на месте замри! (звери останавливаются) Послушайте! Отправляйтесь к Адаму! Он по воле Создателя будет придумывать вам имена! Как он скажет, так и будет! Да смотрите, не забудьте своих имен!
Один из зверьков: Ура! Мы поедем к Адаму за именами! Прямо к нему!
Другой зверек: Интересно!На чем это мы поедем? Метро и трамваев, между прочим, еще не придумали!
Первый зверек: Не на чем, а на ком! На самом большом и сильном! Ну, на том, который с длинным носом. Он еще этим носом все хватает. Эй ты, носатый! Не возражаешь?
Слон: Нет, конечно! Я по натуре – добрый! И спина у меня – широкая! Так что садитесь, пожалуйста!
 

            Усевшись на слона, нарисованного отдельно, звери начинают петь. На боку у слона квадратики наподобие тех, которые бывают у такси.

Звери, превратившиеся в пассажиров Слона:
 
                        Мы едем, едем, едем,
                        Звериная семья,
                        Хорошие соседи,
                        Надежные друзья…
                        Так славно прокатиться
                        На звере, на большом,
                        Кустам, зверушкам, птицам
                        Мы песенку поем:
                                   Тра-та-та, тра-та-та,
                                   Едет этот, едет та,
                                   А имен вот нету,
                                   Едет тот и этот –
                                   Без авто и без трамвая –
                                   Вот компания какая!
                                    Вот компания какая!
 
Ангел: (обращаясь к Адаму) Надеюсь, задача тебе ясна?
Адам: Да! Ответственно очень! Дело-то непростое!
Ангел: Ничего! Как говорится, этих самых бояться – в лес не ходить! Начинай! (зверям и птицам) А вы в очередь выстраивайтесь! Не бойтесь, никто без имени не останется!
Рассказчик: Как уже говорилось, « И привел Господь Бог всех животных полевых и всех птиц небесных к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей. И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым…»
 
                        И в этот день забот и узнаваний
                        Земля предстала сонмами названий,
                        Душа живая сделалась желанней,
                        И чудно пахла легкая пыльца.
                        К его жилью, верней, к его пещере
                        Слетались птицы, приходили звери,
                        И говорил он всякому по мере
                        Их приближенья: «лев», «верблюд», «овца»,
 
                        «Орел», «полевка», «иволга», «лисица»,
                        «Вот это волк, а вот, в руках, синица»,
                        И он никак не мог остановиться,
                        И в грудь ему дышала медуница,
                        И твердь небес была обнажена.
                        Так продолжалось дело непростое,
                        И он следил, над чутким злаком стоя,
                        Как за стеной густого травостоя
                        Раскатывались эти имена…
 
Адам: Ну, вот! Кажется все! Никто без имени не остался. Вот только кто-то боднул меня. Больно! Прямо под ребро!
Ангел: Точно! Вот и синяк у тебя с правой стороны! Кто же это тебя так?
Адам: Да какой-то козел. Или, пожалуй, бычок.
Ангел: Но синяк у тебя с правой стороны, а ты за левый бок держишься. А там у тебя сердце. Это у тебя сердце болит…
Адам: (округлив глаза, испуганно) Это что ж такое? Инфаркт миокарда?
Ангел: Э! Кто тебя таким словам научил?
Адам: Никто.Своим умом дошел.

Ангел: Ну, вы только посмотрите на него! Не придумали еще инфаркта! Это у тебя от неразделенных чувств сердце разболелось. Но, как мне там сказали, все к лучшему… (Ангел извлекает из крыльев пузырек и носовой платок. Обильно смачивает платок жидкостью из пузырька. Адам внимательно следит за его действиями).
 
Адам: Что это у тебя?
Ангел: Анестезия. Тебе, видишь ли, предстоит перенести сложную трансформацию…
Адам: (в припадке ужаса) Не хочу трансформацию… У меня ничего не болит. Мне просто грустно…
Ангел: Ну да! Грустно ему! В ребро боднули, сердце у него болит! Не хочу лечиться, а хочу жениться! Понюхай, как пахнет! (Протягивает Адаму платок).

Адам: (нюхает, язык его заплетается) Действительно… очень… приятный… запах… (засыпает, ангел увлекает его за собой).
Первая группа зверей: (поют на мотив песенки «Облака, белогривые лошадки»)
 
                        Даже те, кто на скалах вьет гнездо,
                        Даже те, кто в озерном дремлет иле
                        Или ходит среди полярных льдов
                        Имена от Адама получили…
                        Звери помнят и ласку, и добро –
                        Не сочтите бодание за шалость –
                        Пусть бычок бьет Адама под ребро,
                        Чтоб ребро побыстрее отделялось…
                                   И киты, и тюлени, и лошадки
                                   С этих пор так легко играют в прятки,
                                   Всё летят, бегут и плавают, кто куда –
                                   Семьи, стаи, своры, выводки и стада…

Вторая группа зверей: (тоже поют)
 
                        Я был когда-то странной
                        Зверушкой безымянной,
                        И не было животных несчастней и бедней…
                        Теперь, как говорится,
                        Я занесен в таблицы –
                        Меня узнают Дарвин и Линней!
                                    Нам не везло сначала
                                   И даже так бывало,
                                   Что нас не различали по путаным следам…
                                   Теперь играйте с нами,
                                   Теперь мы с именами
                                   Спасибо, милый, ласковый Адам…
 
Адам: (одетый в больничный халат, покачиваясь, выходит из-за ширмы) Что со мной было? Сплю я, и снится мне сон, будто… Нет, не буду рассказывать, а то не сбудется.
Бегемот: Послушай Адам! Я забыл… какое имя ты мне придумал?
Адам: Да и я не помню… Что я тебе Дарвин? Еще по-латыни спросил бы!
Бегемот: Ну, тогда придумай мне еще какое-нибудь имя. Пожалуйста!
Адам: Я только что операцию перенес! А ты пристаешь! Ну ладно. Запоминай. Ты – Гиппопотам.
Бегемот: Великолепно! Бесподобно! Ой, послушай, я вдруг вспомнил свое предыдущее имя… Я был Бегемот! Но и Гиппопотам – отлично… А можно у меня будет два имени?
Адам: Хорошо. Так и быть! Пусть будет два.
 

Звери: (по очереди произносят известный монолог, на свой звериный лад)
 

Верблюд! Это – великолепно! Слон! Это звучит гордо! Надо уважать Бегемота! (хором произносят свои имена)
 
Адам: Но что же бок у меня так болит? Это сердце. Я знаю. А еще я придумал новое слово: любовь!
Рассказчик: Ну вот, снова про любовь! Но что ни говори, а имена получились на славу. Однако среди зверей, созданных Творцом, «не нашлось для человека помощника, подобного ему. И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку…» Так появилась Ева.

Ева: (поет)
                                                           Из тебя я рвалась,
                                                           До рожденья в тебе дышала,
                                                           Лишь библейская вязь
                                                           Разделиться с тобой мешала.
                                                           И когда, наконец,
                                                           Имена получили птицы,
                                                           Мне позволил Творец
                                                           Из ребра твоего явиться.
 
                                                           В травах пели шмели,
                                                           Облака проплывали мимо,
                                                           Мы щенка завели,
                                                           И котенка себе нашли мы…
                                                           Я и нынче пою,
                                                           Будто это недавно было,
                                                           Это было в раю,
                                                           А в котором году – забыла.

            (звери снимают маски и надевают венки, превращаясь таким образом в детей)
 
                                                           Мы потянем клубок,
                                                           Спелый яблони плод срывая,
                                                           Вечно прав будет Бог,
                                                           И, конечно же, неправа – я,
                                                           Будут ночи сладки,
                                                           И решенья, увы, поспешны…
                                                           Мы наденем венки,
                                                           Ибо души детей – безгрешны.
 
Рассказчик: (обращаясь к зрителям и актерам одновременно) Вот с этого, друзья, все у нас и началось.
 

            Все участники спектакля подхватывают мотив песни, которую только что спела для нас Ева.

 

 

                                                             (занавес)

 

                         

  

AttachmentSize
было в раю.pdf245.71 KB

Search
User login
"Успенские чтения"

banner

banner